Вернуться к списку проектов

Историография археологического изучения Сарыарки

Начиная с первобытной эпохи люди пытались найти объяснение непонятных им природных явлений и катаклизмов. Это был период присваивающего хозяйства, когда человек сильно зависел от природы, а его выживание – от удачи в добыче средств пропитания способом охоты, собирательства, рыболовства. Поэтому люди поклонялись силам природы. С переходом к производящему хозяйству, когда человек начал обеспечивать свои жизненные потребности в пище, занимаясь скотоводством и земледелием, он перестал полностью зависеть от природы. Наряду с силами природы люди стали почитать божеств, предков и героев.

Одной из древнейших традиций почитания умерших было увековечивание их памяти путем возведения специальных сооружений и установки изваяний. В степях и долинах Казахского мелкосопочника – Сарыарки, богатых пастбищами и водными источниками, а потому благодатных для кочевников, до сих пор сохранились каменные изваяния разных эпох.

Встречаются изваяния разной величины – от 1 м до гигантских, высотой свыше 4 м, которые могут стоять одиночно или группами. Обычно они установлены возле сооружений из камня, имеющих вид четырехугольных оград или курганов. В редких случаях сооружения отсутствуют.

Каменные изваяния, привлекающие к себе внимание и придающие древний колорит безграничной казахской степи, всегда вызывали интерес путешественников и ученых. Одни из первых научных заметок об изваяниях Сарыарки принадлежат талантливому казахскому ученому XIX века Чокану Валиханову, который описал и зарисовал оригинальные изваяния у мазара Козы-Корпеш и Баян Сулу [Валиханов, 1984]. Рисунки Валиханова представляют большую ценность, поскольку сами изваяния давно утеряны.

Некоторые изваяния Центрального Казахстана были учтены в первой сводной работе об изваяниях всей Казахской степи. Автором этой работы, вышедшей в начале XX в., был французский исследователь Жозеф Антуан Кастанье [Кастанье, 1910].

Большой вклад в исследование монументальных памятников Центрального Казахстана (изваяний и менгиров) в 40 – 60-х годах XX века внес выдающийся казахский археолог Алькей ХакановичМаргулан. Изучение каменных изваяний стало одним из направлений исследований возглавляемой им Центрально-Казахстанской археологической экспедиции (ЦКАЭ), которая была основана в 1946 году. Первые результаты изучения изваяний Центрального Казахстана А. Х. Маргуланом и известным российским археологом Л. Р. Кызласовым были опубликованы в 1951 г. [Маргулан, 1951]. Десятки изваяний Сарыарки введены в научный оборот А. Х. Маргуланом в солидной обобщающей статье и в изданной после его смерти монографии [Маргулан, 1966; 2002].

Сведения о нескольких изваяниях Центрального Казахстана приведены в классическом труде Я. А. Шера, посвященном изваяниям Семиречья [Шер, 1966]. С конца 1970-х годов руководители и сотрудники ЦКАЭ (М. К. Кадырбаев, Ж. К. Курманкулов, С. М. Ахинжанов, Л. Н. Ермоленко) продолжают целенаправленную работу по выявлению и изучению каменных изваяний Центрального Казахстана. В итоге Ж.К. Курманкуловым и Л. Н. Ермоленко были введены в научный оборот более ста неизвестных ранее древних и средневековых изваяний Сарыарки [Ермоленко, 2004; Курманкулов, Ермоленко, 2014]. В последнее десятилетие активным изучением древних изваяний Центрального Казахстана занимается А.З. Бейсенов [Бейсенов, Ермоленко, 2014].

Ученые установили, что начало традиции изготовления каменных изваяний в Сарыарке относится к эпохе поздней бронзы, когда прежде оседлое население степей осваивало кочевое скотоводство. А.Х. Маргулан считал, что самые ранние каменные изваяния на территории Центрального Казахстана изображали животных [Маргулан, 1979]. Например, он выделял грубые изваяния, очертания которых напоминают задранную вверх морду барана (қойтас), лошади (тұлпартас), медведя (аютас). В эту эпоху появляются также изваяния, на которых намечено человеческое лицо. Одно из них найдено в долине реки Аксай (Рис. 3).Сложно сказать, кого оно изображало: божество, предка или почитаемого умершего человека. До нас дошло немного изваяний эпохи бронзы, гораздо больше сохранилось менгиров – стоймя вкопанных крупных удлиненных камней, одиночных или образующих группы. У многих менгиров скошен верх и это делает их похожими на изваяния, схематически изображающие животных.

Большинство менгиров найдены в Каркаралинских и Баянаульских горах, к северу от озера Балхаш, вдоль рек Сарысу и Атасу, в горах Аккойтас, Кызылтау, Ортау, Актау, то есть в местах, благоприятных для занятия скотоводством. Памятники такого рода в народной топонимике получили названия «сымтас», «серектас», «сағантас», «қанаттас», «қорғантас», «самалатас» и т.д, Становление кочевого скотоводства сопровождалось усложнением общественных отношений, возрастанием роли войны в жизни кочевого общества и возвышением социального статуса воина. В скульптуре ранних кочевников главным становится образ воина.

Каменные изваяния сакской эпохи, датируемые VII – V вв. до н. э., обнаружены на территории Сарыарки относительно недавно. В настоящее время найдено около двух десятков таких памятников. Многие из этих изваяний связаны с погребальными сооружениями – курганами, некоторые найдены возле так называемых курганов «с усами», точнее с двумя дугообразными каменными грядами, направленными на восток [Ермоленко, Курманкулов, Касенова, 2016]. Среди «сакских» изваяний есть похожие на скифские изваяния из Северного Причерноморья и Северного Кавказа. На них бывают изображены акинак (кинжал), чекан (боевой топор), детали обнаженного тела (лопатки, позвоночник, ягодицы, признаки мужского пола). Другая разновидность изваяний сакской эпохи – изваяния небольших размеров, на которых изображена голова человека. На макушке головы высечен округлый «шишкообразный» выступ, реже – прядь волос (айдар). Таким образом, айдар, сохранившийся до нашего времени как детская прическа, имеет древнее происхождение. По свидетельству казахского героического эпоса «Кобланды-батыр», айдар когда-то был прической молодых мужчин. Не исключено, что «шишкообразный» выступ изображал футляр, в который укладывался айдар. Одно из изваяний с выступом на макушке было обнаружено в окрестностях аула Актау в местности Косагалы (Жанаркинский р-н Карагандинской обл.). Оно лежало с восточной стороны кургана «с усами» [Курманкулов, Касенова, 2014].

В дальнейшем обычай установки каменных изваяний практиковался в период Тюркских каганатов (VI – VIII вв.). Тюркские каменные изваяния ставились с восточной стороны четырехугольных сооружений, которые принято называть «оградками». Стенки оградок были составлены из плит, установленных на ребро. В стенках всегда использовалось определенное количество плит. Внутри оградки были забросаны камнем. Оградки бывают одиночными или несколько оградок (от 2 до 8) бывают сооружены в ряд по линии север – юг. Изваяние было направлено лицом на восток. Перед изваянием нередко вкапывался ряд каменных столбиков, уходящий на восток. Эти столбики называются «балбалы». Из древнетюркских надписей, написанных руническим письмом, мы знаем, что балбалом тюрки называли камень, обозначающий убитого воином врага. Ряды балбалов могут тянуться на десятки и сотни метров. Сейчас балбалы обычно повалены и, видимо, не все сохранились.

Многие изваяния эпохи Тюркских каганатов изображают воина, держащего в правой руке сосуд. Левая рука воина лежит на рукояти меча или сабли. Меч показан подвешенным к поясу, на котором могут также висеть небольшие сумочки. На некоторых изваяниях показаны одежда – халат с треугольными отворотами на груди, украшения (серьги, шейное украшение, браслеты), прическа из нескольких кос, спускающихся до пояса. Редко на тюркских изваяниях изображались ноги в скрещенной позиции, то есть воин пировал сидя на полу. Среди тюркских изваяний, изображающих воинов, встречаются уникальные. Одно из них найдено в урочище Борили (Улытау) [Курманкулов, Ермоленко, 2014]. В правой руке этого реалистичного изваяния вместо сосуда показан топор, служивший в ту эпоху символом власти.

Кроме изваяний воинов создавались также изваяния, на которых изображалась только голова человека. Традиция каменных изваяний не прервалась с падением государства западных тюрков и продолжилась в период господства кыпчаков. Главным отличием «кыпчакских» изваяний было то, что на них больше не изображались воины. На некоторых изваяниях изображалась голова человека, на других – фигура человека с сосудом в двух руках, опущенных к животу. Есть изваяния, на которых показаны признаки пола, обычно, женского. Распространенность женских изваяний может свидетельствовать о высоком общественном положении женщины у кыпчакских племен.

Изваяния кыпчакской эпохи связаны с сооружениями, внешне напоминающими курганы. Одно или несколько (до пяти) изваяний устанавливались с восточной стороны или в средине такого «кургана». Сооружения, в связи с которыми ставились кыпчакские изваяния принято называть «кыпчакскими святилищами». В Сарыарке обнаружено четыре разновидности таких святилищ: Тип 1 В основе святилища находится мощная четырехугольная ограда из нескольких слоев камней. В камере, образованной стенами ограды, установлено одно или несколько изваяний. Если изваяний несколько, то они образуют одну или две шеренги. Над всей конструкцией возводилась насыпь, скрывавшая и ограду, и стоящие в ней изваяния. По мнению Ж.К. Курманкулова, над каменной оградой мог быть построен глиняный купол, и все строение выглядело наподобие купольных могил в Южном Казахстане. Сейчас кыпчакские святилища типа 1 имеют вид курганов, в средней части которых видны верхушки изваяний. Два таких святилища исследованы раскопками в урочище Мыржик (долина р. Атасу) и одно в долине р. Жинишке.

В насыпи мыржыкского святилища находилась прямоугольная ограда размерами 4,4 х 4,7 м. Ширина ее стен составляла 1,1 – 1,3 м, высота 0,6 м. Когда-то ограда была выше. Стенами она ориентирована почти по сторонам света. В камере стояли два изваяния. Одно, полнофигурное, изображало сидящего человека с сосудом в обеих руках и было направлено лицом на северо-восток. Другое, погрудное с отбитой головой, повернуто передней поверхностью на восток. Еще одно (погрудное) изваяние лежало вне ограды с восточной стороны. На дне камеры найдены кости животных (верблюд, баран), среди них пять бараньих черепов без нижних челюстей. В святилище также были обнаружены костяные накладки на лук и колчанные петли. Железные предметы (наконечники стрел и пр.) сохранились плохо. Находки позволяют датировать мыржикский памятник началом второго тысячелетия нашей эры.

Тип 2 Состоит из двух сооружений: каменной ограды с изваяниями внутри и примыкающего с запада каменного «кургана». Святилище второго типа раскопано у подножия горы Тунгатар недалеко от зимовки Аблай. В долине р. Жинишке найдено святилище похожей конструкции. Восточное сооружение аблайского памятника представляло собой разрушенную ограду размерами около 4,5 х 4,5 м. В средней части ограды находилась яма, в которой двумя шеренгами стояли пять изваяний. Три изваяния (два погрудных и одно поясное с сосудом в обеих руках) были обращены лицами в восточном направлении, а два (погрудные) – в южном. На торсе поясного изваяния округлыми выпуклостями обозначена «девичья» грудь. В развале камней западного сооружения прослеживалось основание квадратной конструкции размерами 6,5 х 6,5 м.

В восточном сооружении похожего памятника, исследованного около с. Бирлик (Павлодарская обл.), найдены ямки с остатками дерева. А.З. Бейсенов и Д.А. Кожаков предположили, что в ямках когда-то стояли деревянные кыпчакские изваяния. Среди казахских погребальных построек на территории Центрального Казахстана встречаются сооружения, которые, подобно кыпчакским святилищам 2-го типа, состоят из двух соединенных между собой купольных строений – основного и переднего.

Тип 3 Имеет вид двух земляных возвышений, возведенных рядом по линии север – юг. На поверхности каждого из возвышений прослеживается четырехугольная каменная выкладка. Все сооружение обведено небольшим рвом. Изваяния стоят на поверхности обоих возвышений, в выкладках. Возле аула Унирек (Шетский район) обнаружено необычное кыпчакское святилище с мужскими изваяниями [Ермоленко, Курманкулов, 2004, рис. 15, 16; Курманкулов, Ермоленко, 2014]. Сейчас ведутся раскопки этого памятника, которые позволят узнать его устройство и, возможно, получить датирующий материал.

Тип 4 Представляет собой каменный курган. С восточной стороны кургана установлено одно или несколько (шеренгой) каменных изваяний, обращенных лицами на восток. У отдельных святилищ четвертого типа найдены камни, напоминающие «балбалы».

Святилища четвертого типа встречаются чаще остальных. Одно из них было исследовано в 1948 г. Л.Р. Кызласовым около горы Аиршокы (Улытау) Диаметр аиршокынскогокурганообразного святилища 7 м, высота 0,75 м. Возле него лежало погрудное изваяние, на торсе которого были изображены округлые выпуклости («девичья» грудь). Под каменной насыпью обнаружен слой белой глины. Как показали исследования последних лет, разнообразие кыпчакских святилищ не исчерпывается этими типами. В урочище Кызыл турме (Улутау) найдено изваяние, вкопанное с восточной стороны прямоугольной каменной наброски размерами 8 х 6 м. От изваяния на восток отходит каменная выкладка длиной 10 м шириной до 1,5 м. Итак, устройство кыпчакских святилищ разнообразно и очень отличается от древнетюркских оградок. Особенностью святилищ также является разное количество изваяний (от одного до пяти). Необычен и загадочен «скрытый» способ установки изваяний в святилищах первого и второго типов.

В казахской степи традиция установки изваяний прекращается в XII – XIII вв. в связи с укреплением позиций ислама, запрещающего изображать человека. Однако не исключено, что отголоском этой традиции является сооружение на казахских могилах стел (кайрактас, кулпытас и т.д.), отдаленно напоминающих человеческую фигуру.

На территории Центрального Казахстана сейчас известно свыше 300 монументальных памятников разного времени: менгиров, изваяний сакской, тюркской и кыпчакской эпох. К сожалению, из-за негативного воздействия как природных, так и антропогенного факторов их количество с каждым годом уменьшается.

Приобрести билеты в ЭКСПО выгодно Вы сможете вместе с единой картой туриста Ситипасс.

Дворец Мира и Согласия в Астане предназначен для встреч мировых религий. Президентская библиотека - Назарбаев центр в Астане является одной из достопримечательностей Казахстана.

Иллюстрации рабочего процесса

Об институте

Казахский научно-исследовательский институт культуры
Министерства культуры и спорта Республики Казахстан

ТОО «Казахского научно-исследовательского института культуры» является научно-исследовательской и проектной организацией Республики Казахстан по системному анализу культурного пространства страны во всех его уровнях, участию в выработке государственной культурной политики, научному и методическому обеспечению деятельности государства в области культуры и информации, комплексному изучению и сохранению историко-культурного наследия Казахстана.

Миссия Казахского научно-исследовательского института культуры заключается в осуществлении углубленного системного анализа сферы культуры и научно-исследовательской деятельности, реализации Концепции культурной политики Республики Казахстан, сохранении и изучении историко-культурного наследия Казахстана, интеграции в мировое культурное пространство и эффективном международном сотрудничестве.

Официальный сайт: www.cultural.kz

О группе

Жолдасбек Курманкулов

Руководитель проекта

Кандидат исторических наук, заместитель директора Института археологии им. А. Х. Маргулана. Родился 10 февраля 1948 г. в селе Сузак Южно-Казахстанской области. В 1971 г. окончил исторический факультет Казахский государственный университет. Кандидат исторических наук (1988). С 1971 г. старший лаборант, младший научный сотрудник, научный сотрудник, заведующий отделом Института истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова, Института археологии им. А. Х. Маргулана. С 1998 г. заместитель директора Института археологии им. А. Х. Маргулана.

Основные направления исследований: археология Казахстана, изучение памятников эпохи бронзы, раннего железного века и раннего средневековья степной зоны Евразии. Участник международных конференций в гг. Москва, Кемерово, Алматы. Опубликовано около 100 научных работ.

Участники проекта: Утубаев Ж.Р., Касенова А.Д., Суюндикова М., Сыдык С., Курманиязов Ы., Тулебаева Н., Садыков С., Султанжанов Ж.